Город Сыктывкар - информационный портал города Сыктывкара

 

Город Сыктывкар

 

Вернуться в начало раздела

1

Вернуться на главную страницу сайта

Древнее поселение

Погост Усть-Сысольск

Усть-Сысольск в 60-90 годы XIX века

Город в начале ХХ века

Город в годы революции 1917 года и гражданской войны

Город в период восстановления народного хозяйства

Город в период социалистической реконструкции народного хозяйства и начала строительства развитого социалистического общества (1926 - июнь 1941 года)

Культурное строительство (1921 - 1941 годы)

В годы Великой Отечественной войны (1941-1945 годы)

Сыктывкар в годы первых послевоенных пятилеток (1946-1958 годы)

Столица Коми АССР в годы коммунистического строительства

Город Усть-Сысольск

 

Управление городом и уездом

В 1775 году правительство Екатерины II приступило к реформе местного управления, издав закон под названием "Учреждения для управления губерний Всероссийской империи". Основной причиной изменения государственного аппарата был рост антифеодального крестьянского движения. Исходя из интересов господствующего дворянского класса, правительство Екатерины II при проведении реформы преследовало прежде всего полицейско-фискальные цели (взыскания податей), а задачи хозяйственного развития тех или иных частей страны были на втором плане.

Реформа, в первую очередь, предусматривала организацию нового административно-территориального деления — на наместничества (с 1796 года — губернии) и уезды. Яренский уезд, охватывавший в это время весьма значительную территорию, разбросанную в бассейнах рек Вычегды, Мезени, Вашки, Выми, Сысолы, Вишеры и верхней Печоры, в территориальном отношении явно не отвечал нуждам и запросам управления. Поэтому из его состава был выделен новый Усть-Сысольский уезд (с ликвидацией в 1796 г. Великоустюжской области Усть-Сысольский уезд непосредственно вошёл в состав Вологодского наместничества, преобразованного потом в губернию).

25 января (по старому стилю) — 5 февраля (по новому) 1780 года Усть-Сысольск именным указом Екатерины II был преобразован в уездный город и вместе с уездом вошёл в состав Вологодского наместничества (ныне эта дата празднуется как "День города"). В состав нового Усть-Сысольского уезда были переданы выделенные из Яренского уезда бассейны рек Сысолы, верхней Вычегды, Вишеры и верхней Печоры. Сюда же были включены селения по реке Летке, находившиеся с середины XVII века в Слободском уезде Вятского края, и бассейна верхней Лузы (Лойма, Спаспоруб, Ношуль, Объячево), числившиеся с конца XVI века в составе Сольвычегодского уезда. Определены были чётко и границы уезда.

10 сентября 1780 года "с должным благолепием" в присутствии прибывших из Вологды высокопоставленных чиновников состоялась официальная церемония "открытия" нового города — Усть-Сысольска. Однако местные коми жители ещё долго именовали его на своем родном языке как "Сыктывдынпом". От коми слов "Сыктыв" — Сысола, "дин" — устье, "пом" — конец.

2 октября 1780 года герб Усть-Сысольска был высочайше утверждён Екатериной II. Царские геральдики в гербы новых городов зачастую вписывали изображения зверей, птиц, деревьев. В официальном описании усть-сы-сольского герба, где изображён медведь в берлоге, добавлена фраза: "В знак того, что такового рода зверей в окрестностях сего города находится довольно".

В начале 80-х годов в Усть-Сысольске появились учреждения, предусмотренные для уездных городов губернской реформой 1775 года. Главным органом уездной администрации и полиции стал нижний земский суд, во главе которого был капитан-исправник, назначаемый обычно из отставных офицеров. Основное назначение нижнего земского суда состояло в исполнении всех распоряжений вышестоящего начальства. Он выполнял полицейско-карательные функции, следил за исправной уплатой населением податей, выполнением всевозможных повинностей. Ему предписывалось принимать противопожарные меры, ведать продовольственным делом, дорожным хозяйством, он должен был также средствами принуждения содействовать деятельности прочих учреждений уезда. Капитан-исправник и нижний земский суд непосредственно подчинялись губернскому правлению.

Закон 1775 года выделил города в самостоятельные административные единицы. Во главе управления города стоял городничий, компетенция которого была аналогична компетенции капитан-исправника и ограничивалась лишь городским шлагбаумом. Для выполнения порученных ему обязанностей городничий получал в своё распоряжение военную силу —"штатную команду", которая использовалась как для поддержания "общественной безопасности и порядка", так и для несения караульной службы. Основным судебным учреждением в городе становится городовой магистрат. Состав его — два бургомистра и три ратмана — избирался местным купечеством и мещанством. При магистрате находились сиротский и словесный суды. Первый ведал защитой имущественных прав городских вдов и сирот, второй (с устным судопроизводством) занимался разбором мелких споров и тяжб горожан.

16 января 1784 г. высочайше утверждён Екатериной II "План города Усть-Сысольска", разработанный в 1783 г. в "Комиссии строений" Санкт-Петербурга.

В 1785 году Усть-Сысольск, как и другие города Российской империи, получил право городового самоуправления. Выборным органом, подчинённым губернатору, была городская дума. Городовое положение 1785 года предоставляло возможность участвовать в органах самоуправления представителям "доброго состояния" горожан (исключая крестьян, в соответствии с Положением не вписываемых в обывательскую книгу, а следовательно, не отнесённых к категории горожан). Выборы гласных в думу проводились по сословиям один раз в три года. В состав думы входили городской голова и двое гласных. Должности городских голов, как и бургомистров и ратманов в городском магистрате, занимали обычно купцы. О первых шагах городской думы документов не сохранилось, так как они погибли при пожаре присутственных мест в 1812 году. Известно, что в это время городским головой был С.Г. Суханов, купец второй гильдии, которому в городе принадлежал один из лучших в то время домов (некоторое время назад - здание краеведческого музея на углу улиц им. Кирова и Орджоникидзе, ныне передано его потомкам), оценённый в 6500 рублей. В 1835—1838 годах на должности городского головы был купец второй гильдии М.М. Новосёлов, известный скупщик хлеба.

Дума занималась вопросами городского хозяйства и благоустройства, распоряжалась городскими финансами, устанавливая размеры сборов с жителей города, принимала в члены городского общества и исключала из него.

Основными источниками городских доходов были налоги с городских имуществ и оброчных статей (арендуемых государственных земельных участков), оценочный сбор с владельцев недвижимых имуществ. Большая часть доходов шла на содержание городских учреждений и полиции. На благоустройство, благотворительность и народное образование выделялись мизерные суммы. Создав на бумаге подобие органов городского управления, царизм на деле превратил их в безгласные придатки государственного аппарата. Губернатор и губернское правление беззастенчиво вмешивались в "самоуправление" Усть-Сысольска, давали подробные указания, исключающие всякую инициативу со стороны городской думы.

Система учреждений, сложившаяся в Усть-Сысольске в 70— 80-х годах XVIII века, просуществовала без особых изменений до буржуазных реформ 60—70-х годов XIX века.

В связи с преобразованием Усть-Сысольска в город изменился сословный состав населения. Еще манифестом 1775 года устанавливалось деление городского населения на мещан (от проникшего из Украины и Белоруссии слова "место" — город) и купцов; к последним были отнесены лица с капиталом, объявляемым в размере свыше 500 рублей. Наиболее богатая часть населения превратилась в купцов ещё до образования города. Городовое положение 1785 года повысило норму капитала для записи в купеческие гильдии с 500 до 1000 рублей и сохранило деление на гильдии в зависимости от размера капитала и рода занятий. Большая часть жителей бывшего погоста была записана в мещанство. Крестьянами оставались самые неимущие. Появилось много чиновников, служащих учреждений и купеческих заведений. На руководящие посты в учреждениях назначались только дворяне. Местных дворян в городе не было, так как не было помещичьего землевладения. Дворяне, появившиеся в Усть-Сысольске после образования города, были в основном приезжие, русские. Большинство усть-сысольских дворян получили дворянское звание за службу и назывались личными дворянами. Потомственных дворян было немного.

В 1860 году около 80 процентов городского населения входило в сословие мещан, которые фактически по роду занятий (земледелие и промыслы) оставались крестьянами. Усть-сысольокое купечество, составлявшее около 5 процентов населения, имело значительные земельные участки, занималось сельским хозяйством, вело местную, транзитную и посредническую торговлю.

Гильдейские купцы с 1775 года были освобождены от подушной подати. Они вносили в казну гильдейские платежи в размере одного процента с объявленного капитала, привлекались к общественным службам и т.д. С них взимались местные сборы на городские общественные нужды. Мещане же по-прежнему должны были уплачивать подушную подать и в этом отношении сравнивались с государственными крестьянами. Отсутствие оброчной подати у мещан "восполнялось" тем, что их подушная подать вдвое превышала подать с крестьян.

Денежные сборы этим не ограничивались, потому что к государственным добавлялись сборы на городские и земские повинности: на устройство и содержание мостов и перевозов, городских присутственных мест, запасных хлебных магазинов, пожарных инструментов и т.д. Немалую сумму денег, взыскиваемую с жителей города, составляли различные сборы на общественные нужды, которые хотя и не регламентировались сверху, но проведенные через приговор купеческого и мещанского общества приобретали обязательное значение.

Тяжелым бременем являлись и натуральные повинности: рекрутская, дорожная, подводная, квартирная и другие. Иногда такие повинности переводились на деньги, и горожане от них откупались. О непосильном бремени податей и повинностей говорит уже то, что они, несмотря на строгие предписания и наказания недоимщиков, никогда не выполнялись своевременно и полностью. Недоимочность, переходящая из года в год, являлась неизлечимой социальной болезнью города.

В 1784 году в Усть-Сысолъске насчитывалось 1727 человек, в 1860 году население его составило 3192 человека. Рост населения Усть-Сысольска происходил в основном путём притока извне, за счёт крестьян. Стремясь предотвратить уход крестьян из деревень в город, правительство непрерывно повышало ценз для вступления в купечество, запрещало запись в мещане, стесняло крестьянскую торговлю в городе. Тем не менее приток крестьянского населения в Усть-Сысольск продолжался.

В первой половине XIX века усиливается подвижность жителей Усть-Сысольска, теснее становятся их контакты с русским населением других районов страны, расширяется участие в общероссийской жизни. Ярким примером этого является участие жителей Усть-Сысольска в событиях, связанных с Отечественной войной 1812 года. Город, не считая мужчин, взятых в предыдущие рекрутские наборы, выделил дополнительно 53 воина, которые в рядах русской армии приняли участие в военных действиях.

В студеную февральскую пору 1814 года в занесенный снегом Усть-Сысольск пришла партия пленных французов — 100 человек. Многие были обморожены и больны. Вблизи устья Сысолы для них были устроены казарма и лазарет. После окончания войны французы вернулись на родину, но местечко, где находился французский лагерь, стало называться Парижем.

 

Застройка города. Развитие экономики

В тот год, когда Усть-Сысольск был преобразован в город, он вместе со слободой Половиной (современный Больничный городок) представлял собой крупное сельское поселение, в котором насчитывалось 324 двора и две каменных церкви.

Топографическое описание конца XVIII века даёт городу следующую характеристику: "Расположен на берегу реки Сысолы по течению её на левой стороне. Местоположение имеет гористое, с буераками. В конце города находятся две реки — Дырнос и Челваель (Човью), на которых две обывательские мучные мельницы. Фигуру имеет нерегулярного пятиугольника. Окружается с восточной стороны рекою Сысолою, с южной, западной и северной — лесами. В длину простирается на пять, в ширину на две, в окружности на четыре версты".

В 1783 году в Петербурге во "Всероссийской комиссии строений" был разработан генеральный план застройки города Усть-Сысольска, по которому он развивался на протяжении XIX — начала XX веков. При создании плана Усть-Сысольска архитекторы использовали опыт Петербурга, творчески переработав его применительно к местным условиям. Планировка города имела чёткую систему улиц, увязанную с рельефом местности и с очертанием реки Сысолы.

Город был разделён на 26 кварталов, в которых намечалось 12 улиц. Черта города обозначалась небольшими валами со рвом (впоследствии, вероятно, на этих местах под действием грунтовых вод образовались овраги Парижский и около Соц-переулка). Генеральный план включил в городскую черту, кроме собственно погоста Усть-Сысолы, близлежащие мелкие деревушки — "сикты" и "грезды". Некоторые из них со временем превратились в улицы города, другие продолжали оставаться деревнями. Например: Вичкодор — часть города, примыкавшая к церкви; Подгорье — несколько домов на скате к реке; Кируль (Кырув, в переводе с коми "под крутым скатом") — ныне конец улицы им. Кирова — улица Заводская; Кокулькар — юго-западная часть города; Кодзвиль (Кöдж-выв — над изгибом реки) — начало улицы Тентюковской; на тракте в Яренск находились Изкар (из — камень, кар — город), Котинев, Титов грезд и другие, слившиеся затем в Тентюково.

Большие затруднения с плановой застройкой Усть-Сысольска возникли из-за того, что мещане, имевшие дома на выгонных городских землях, не желали войти в создаваемый город и строить дома на отведённых местах. В 1838 году в 26 кварталах насчитывалось всего лишь 146 плановых домов "настоящих граждан". Остальные "с давних лет" располагались в указанных выше деревнях. Внутри города имелось много пустопорожних и незастроенных плановых мест.

Город медленно продолжал застраиваться по екатерининскому плану. Радиальные улицы как бы полураскрытым веером постепенно расходились от излучины Сысолы. Это улицы: Южно-Загородная (ныне им. Домны Калиновой), Никольская (им. Пушкина), Предтеченская (им. Куратова), Трехсвятительская (Коммунистическая), Сухановская (им. Бабушкина), Покровская (им. Орджоникидзе), Северо-Загородная (им. Горького). Параллельно излучине Сысолы пролегли улицы: Набережная (им. Кирова), Спасская (Советская), Троицкая (им. В.И. Ленина), Георгиевская (Интернациональная), Западно-Загородная (Первомайская). Названия улиц несли печать своего времени: в честь святых, в честь именитых граждан, а то и просто по географическому принципу. Улицы застраивались одноэтажными и двухэтажными деревянными мещанскими домами городского типа. Каменных домов в 1860 году было всего четыре. К этому времени общее количество домов в городе по сравнению с 1784 годом увеличилось с 324 до 566. В силуэте города до постройки Стефановского собора доминировал Троицкий собор на берегу Сысолы, построенный в 1735—1763 годах и состоявший из трёх зданий, имевших единый архитектурный облик. Он перекликался с формами старинных церквей Великого Устюга и отражал приёмы устюжских народных мастеров.

Главной считалась Спасская улица, на которой находились городские присутственные места и торговые заведения.

К середине XIX века в Усть-Сысольске начались некоторые работы по благоустройству; переносились за город промышленные заведения и кузницы, сносились дома, построенные не по плану, прокладывались тротуары, укреплялся берег реки. Водоснабжение в городе было колодезное, частично воду брали из реки.

Экономика города в основном имела земледельческий характер. Сельское хозяйство сохраняло значение главного занятия большинства горожан — недавних крестьян. По ведомости городской думы за 1841 год, земледелием занималось 1048 мужчин и 1185 женщин. Посев хлеба составлял: озимых — 166 четвертей, яровых — 392 четверти. Урожай получали: озимого хлеба — сам-5—6, ярового — сам-4.

В 40-х годах в Усть-Сысольоке познакомились с новой продовольственной культурой — картофелем. Правда, жители к ней первое время относились с недоверием. И. Пушкарев в книге "Описание Вологодской губернии" в 1846 году писал: "Во многих волостях, даже вблизи самого города Усть-Сысольска ещё несколько лет до сего, это полезное растение вовсе не было известно поселянам. Зыряне, видевшие в огороде у дьячка своего прихода посаженные в землю "яблоки", вырыли нечестивый, по их мнению, плод и раскидали его к крайнему огорчению хозяина. Ныне в этом же селении почти у всякого зырянина можно найти хоть небольшое количество посаженного картофеля". Высаживали также репу, редьку, капусту, лук, морковь, горох. Наряду с земледелием, жители занимались животноводством: держали лошадей, коров, овец.

Формально городские земли, отведённые по межеванию 1784 года, принадлежали городу в целом как административной единице, по отношению к которой каждый горожанин являлся лишь условным держателем земельного участка. В действительности же купцы и мещане пользовались этой землёй как своей собственностью, платя за неё денежную пошлину.

В 1853 году Вологодское губернское правление предписало городской думе отобрать у горожан пашенные и сенокосные угодья и обратить их в городскую собственность, чтобы потом по частям отдавать с публичных торгов в оброчное содержание. Городское общество запротестовало и обратилось в Министерство внутренних дел. В прошении на имя министра оно указывало, что горожане "издревле, то есть с самой селитьбы предков их в здешнее место... пользовались хлебопашенными и сенокосными землями спокойно и ни от кого неоспоримо доставшимися на часть их как своею собственностью". Но министр признал доводы городского общества неосновательными. С этого времени горожане лишались собственной земли и вынуждены были её же арендовать. Но далеко не все имели средства на это. В 1855 году было отдано с торгов 117 участков земли. В новых условиях держателями земельных участков стали в основном купцы, у большинства же мещан остались только огороды.

Мещане занимались также различными внеземледельческими занятиями — промыслами, которые давали дополнительный источник доходов. В 1858 году, по статистическим данным городской думы, в Усть-Сысольске было 5 кузнецов, 5 сапожников, 4 портных, 4 столяра, 4 печника, 1 трубочист, 1 хлебник, 13 мясников, 3 башмачника, 1 каретник, 1 коновал, 1 лудильщик, 1 плотник. По мере развития ремесла в городе открывались мелкие частные промышленные заведения, владельцами которых в большинстве своем были мещане и купцы. Эти частные промышленные предприятия принадлежали к разряду мелкого товарного производства, на них уже использовался труд небольшого количества наемных рабочих. В 1861 году в Усть-Сысольоке было четыре кирпичных завода, которые выпускали продукцию на сумму 974 рубля, а кирпич сбывался не только в городе, но и в окрестных деревнях. Были также небольшие кожевенные, мыловаренные и красильные заведения.

"Низшая часть" городского населения находилась в услужении у купцов и чиновников, "снискивала" себе пропитание по паспортам в других местах, нанималась в качестве судорабочих на караваны с железом с Кажимских горных заводов.
Существенную роль в городской экономике играла торговля. По воскресным дням в городе устраивались базары, на которые съезжались крестьяне из ближайших деревень для продажи сельскохозяйственных продуктов. Как и ранее, ежегодно устраивались ярмарки — Ваоильевская и Георгиевская, в которых принимали участие иногородние купцы и крестьяне уезда. Более крупной была Георгиевская, на которую в 1836 году было привезено товаров на 49751 рубль, а в 1839 году — на 61269 рублей.

Общие сведения о торговле, ассортименте товаров и направлении грузопотоков приводятся в отчётах городничих, где неизменно указывается, что "главный предмет занятия здешнего купечества есть торговля хлебом, салом, маслом, рябчиками, белкой, пушными товарами и продуктами. Съестной же припас покупают с октября по март месяц из здешнего города и уезда, равно и из соседних городов — Вятки, Слободского, Чердыни, Орлова и прочих, который отправляют весною по вскрытии рек с пристаней через Усть-Сысольск, кроме Ношульской пристани, в Архангельск, а пушной товар на Макарьевскую и Ирбитскую ярмарки, в город Устюг и другие города, рябчики же зимою сухим путём в Петербург".

В среде городской торговой буржуазии имелся уже значительный разрыв между её различными категориями. Крупная межобластная оптовая торговля хлебом находилась в руках самых богатых купцов. В пунктах перевалки вятского и пермского хлеба — Койгородке и Усть-Вочевской пристани — им принадлежали амбары, оклады для хранения судового такелажа и т.д. Для ведения торговых операций содержался штат приказчиков. Значительно преуспели на оптовой торговле хлебом купцы Матвей и Иван Новосёловы, отец и сын. Если капитал, объявленный в 1816 году Новосёловым-старшим, выражался в сумме 8050 рублей ассигнациями, то в 1852 году в духовном завещании сына весь капитал, включая движимое и недвижимое имущество, составлял 74061 рубль серебром.

Розничная городская торговля была делом преимущественно купцов третьей гильдии, мещан и торгующих крестьян. Обороты торговли двух последних категорий в 1822 году колебались от 200 до 600 рублей. Продавцами на рынке выступали сами мелкие производители с собственной продукцией. Крестьяне торговали преимущественно съестными припасами — мукой, крупой, толокном, а также полуфабрикатами.

Усть-Сысольск был крупным для Коми края речным портом. С начала навигации у пристани под Троицким собором в ожидании оформления путевых документов скапливались десятки барок, дощаников, павозков, каюков с вятской мукой и рожью, казанской пшеницей, кажимским железом. По сведениям городской думы, за 1819 год через Усть-Сысольск водным путём к Архангельску прошло грузов на сумму 1980745 рублей, из них на 699699 рублей товары усть-сысольских купцов.

Осуществляя значительные торговые операции, отдельные, наиболее предприимчивые из городских купцов пытались вложить часть своих капиталов и в промышленное производство. Так, М.Н. Латкин, самый богатый купец в городе, был поверенным ораниенбаумских купцов Иконникова и Корнякова по эксплуатации брусяной горы на Печоре. В 1841 году он перевёл аренду горы на себя и стал её постоянным арендатором.

 

Просвещение и культура

Усть-Сысольск в первой половине XIX века был далёкой провинцией, но не оставался в стороне от культурного развития России. Превращение его в уездный город, увеличение населения, развитие торгово-экономической жизни вызвали потребность в грамотных людях. Однако развитие просвещения и культуры одерживалось отжившими феодально-крепостническими отношениями, реакционной политикой царизма.

Ещё в 1786 году правительством был разработан общий план народного образования в России, согласно которому учреждались школы двух ступеней: малые народные училища из двух классов в уездных городах и главные в составе четырёх классов в губернских. Малые народные училища должны были готовить грамотных, умевших хорошо считать и писать людей. Преподавание там велось по учебным планам для 1-го и 2-го классов главного училища. Осуществление этого плана могло бы стать заметным шагом в развитии просвещения. Но строительство народных училищ тормозилось слабым финансированием, недостатком педагогических кадров, тяжёлым правовым и материально-бытовым положением народа. Более того, в широком распространении просвещения среди народных масс, особенно на окраинах, правительство не было заинтересовано, боясь пробуждения классового и национального самосознания масс, оно всячески оттягивало там открытие школ.

В представлении столичных кругов зыряне были "дикарями", "инородцами", для которых просвещение и школы — излишняя роскошь. В 1822 году в Усть-Сысольске была открыта церковно-приходская школа, одна на весь уезд. Она являлась первой ступенью в подготовке детей, главным образом духовного сословия, для поступления в духовные училища. Школа долгое время располагалась под колокольней Троицкого собора в двух небольших комнатах. Лишь в 1864 году "отцы города" перевели школу в специально выстроенный деревянный двухэтажный дом.

В 1840 году в Усть-Сысольске открылось уездное училище, для которого купец Матвей Новосёлов пожертвовал ветхое деревянное здание. В 1850 году для училища был куплен каменный двухэтажный дом купцов Сухановых (некоторое время назад - краеведческий музей, ныне отдано потомкам Сухановых). В год открытия училища в нём обучалось 42, а в 1850 году — 44 ученика. Г.С. Лыткин, один из "просвещённых зырян", представителей либеральной коми интеллигенции второй половины XIX века, вспоминал: "Я поступил в Усть-Сысоль-ское приходское училище, затем уездное училище. И в приходском, и в уездном училищах (1844—1848 годы) предметы преподавались на русском языке, нам непонятном, русскими учителями, не знавшими зырянского языка; даже наши почтенные законоучители, родом зыряне, или не могли, или почему-то находили ненужным давать нам объяснения на родном языке. Не понимая смысла русских слов, мы зазубривали краткую священную историю, краткий катехизис, краткую грамматику русского языка, краткую историю всеобщую и русскую, географию и геометрию. Из 50 с лишком учившихся в приходском училище уездное окончили только 4, из коих двое были зыряне. Остальные товарищи не вынесли непосильной работы и вышли, не кончивши курса.

Позднее появляются первые женские учебные заведения. В 1858 году в Усть-Сысольске открылось второразрядное двухклассное училище.

Большим событием в культурной жизни города было открытие в 1837 году первой публичной библиотеки. Членами-учредителями её явились местные чиновники и купцы, пожертвовавшие первоначально для этой цели по 50 рублей ассигнациями и по несколько книг из своих небольших запасов. За пользование библиотекой читатели должны были вносить определённую плату, что затрудняло доступ в неё рядовых горожан. За первые 10 лет существования библиотеки за счёт денежных взносов было собрано 488 рублей серебром, которые были употреблены на покупку новых книг и переплёт старых. В 1848 году в библиотеке насчитывалось около тысячи, а в 1853 году — уже 1737 книг. Выписывалось 25 наименований газет и журналов, среди которых были "Современник", "Отечественные записки", "Библиотека для чтения", "Вестник русского географического общества" и другие. Усть-Сысольская публичная библиотека в то время была одной из лучших библиотек в губернии. Из состава учредителей усть-сысольской публичной библиотеки и его актива впоследствии вышли известные исследователи местного края — П. Богданов, М. Михайлов, Н. Попов, С. Мельников, А. Држевецкий и другие.

Частные библиотеки имели некоторые богатые купцы. В статье "Заметки и воспоминания заезжего о зырянах" Ф. Ежов в газете "Вятские губернские ведомости" в 1857 году сообщал, что усть-сысольские купцы, ведущие обширную торговлю с Петербургом, достают оттуда себе одежду и бытовую обстановку, у них имеются гувернантки из Петербурга, дочери порядочно знают музыку и сносно говорят по-французски, и даже есть люди, читающие Байрона в подлиннике.

Усть-Сысольск того времени был типичной провинцией, но культурная жизнь этого далекого северного городка была более значительной по сравнению с другими уездными городами. "Несмотря на кажущуюся невзрачность Усть-Сысольска, город этот считается одним из лучших в губернии по общественной жизни",— отмечалось в 1854 году в газете "Вологодские губернские ведомости".

Уже в 50-е годы некоторые из представителей местной интеллигенции начинают собирать народные предания, фольклор и публикуют ряд статей по истории и этнографии в неофициальной части "Вологодских губернских ведомостей". Так, в 1850 году на её страницах (№ 1—52) печатается работа усть-сысолъского учителя М.И. Михайлова "Усть-Вымь", представляющая первый опыт освещения исторического прошлого народа коми. Учитель приходского училища Е. Кичин публикует в той же газете ряд небольших историко-этнографпческих очерков, например, "Братчина — зырянское обыкновение" (1852, № 18), "Старинный свадебный обычай" (1853, № 34), "Об основании города Усть-Сысольска" (1853, № 47—49). Незаурядной эрудицией, остротой постановки общественных вопросов и публицистичностью отличались статьи П.В. Кокшарова, сына священника усть-сысольокого Троицкого собора, окончившего Московскую духовную академию.

В 1827 году в Усть-Сысольске побывал действительный член Петербургской Академии наук А. Шёгрен, крупный исследователь языков, фольклора, этнографии и истории финно-угорских народов. С его именем связано начало систематического научного изучения коми языка. В частности, по его инициативе шежамский священник В. Михайлов, усть-сысольский мещанин И. Мальцев и купеческий сын А. Суханов начали составлять "Русско-зырянский словарь". С 1831 года составление словаря взял под своё руководство штабс-капитан в отставке Н.П. Попов. Словарь в 4 томах был закончен в 1843 году и представлен в Академию наук. Он содержал около 50 тысяч слов. По советам академика А. Шёгрена он был переработан и снова представлен в Академию в 1864 году, в нём было около 60—70 тысяч слов. Оба варианта были куплены Академией наук, но, к сожалению, они не были изданы, хотя сыграли большую роль при составлении других словарей XIX века (Ф.И. Видемана, Г.С. Лыткина и других). Рукописи словарей в настоящее время хранятся в архиве Санкт-Петербургского отделения института востоковедения АН РФ.

Всячески препятствуя стремлению народа коми к просвещению и культуре, царизм не мог, однако, подавить творческие силы народа, создавшего свою самобытную национальную культуру, своё устное народное творчество и искусство.
В городе не было ни клубов, ни театра. Для простого народа изредка устраивались народные гулянья в дни храмовых престольных праздников и открытия Георгиевской ярмарки. Писатели и этнографы, бывавшие в Усть-Сысольске, всегда отмечали положительные стороны быта горожан — честность, отсутствие воровства и пьянства. профессор Н.И. Надеждин, который жил в Усть-Сысольске в 1836—1839 годах, неоднократно рассказывал о радушии зырян своим близким друзьям. В очерке "Народная поэзия у зырян" (1839 год) учёный высоко оценил самобытную и оригинальную поэзию коми. С большой теплотой отзывался он о прослушанных в Усть-Сысольске народных песнях коми. "Какая простота! Какая живопись! Какая музыка! —писал он об этих песнях. — Тряхнув учёностью, я мог бы доказать, что в зырянской поэзии соединяются и восточная антифония, и классический ритм, и романтическая рифма".

Очень слабой была в городе медицинская помощь населению. Лишь в 1815 году появилась первая больница — на две кровати, в частном доме. В ней помещались больные из числа нижних воинских чинов местной инвалидной команды, а также, за "умеренную плату", горожане. Штаб-лекарь Попов жаловался городничему, что "лекарства больным во оной больнице по причине угару и холоду не в пользу". Позднее (в 1819 году) "отцы города" за счёт общественных средств купили для больницы отдельный деревянный дом, медицинский персонал возрос до трёх человек (1836 год), а число коек увеличилось до десяти (1855 год). Однако для Усть-Сысольска и уезда это было явно недостаточно. В 1836 году от болезней в городе умерло 130 человек. Не только в уезде, но и в самом городе не было амбулаторий, аптек. Едва ли не главным сдвигом в медицинском обслуживании явились предохранительные прививки от оспы, которые делал единственный в городе оспопрививатель. Таков был уровень санитарно-лечебного дела в Усть-Сысольске в середине XIX века.

Таким образом, Усть-Сысольск в дореформенный период во многом ещё оставался феодальным городом. Он являлся центром торговой жизни края. Но в то же время его экономика в большой мере носила земледельческий характер. Значительного развития процесс общественного разделения труда и роста товарного производства в городе не получил. Господствовавший в России феодально-крепостнический строй тормозил развитие производительных сил. Это во многом определяло и облик Усть-Сысольска, его хозяйственное состояние, правовое положение городского населения в системе сословий дореформенной России. Городское самоуправление носило, по существу, формальный характер, поскольку находилось под жёстким контролем государственного аппарата царской власти.



Вернуться в начало раздела

1

Вернуться на главную страницу сайта

Авторское право © , 2005-2014; , 2014-2015 - Все права защищены

Копирование материалов разрешено только с видимой гиперссылкой на источник: http://www.syktyvkar.ws/

Хостинг сайта предоставлен и осуществляется компанией ЗАО "SpaceWeb" (г.Санкт-Петербург, Россия)

Яндекс цитирования
rss
Карта