Город Сыктывкар - информационный портал города Сыктывкара

 

Город Сыктывкар

 

Наиболее интересные статьи сайта "Город Сыктывкар"

Автобиография

Характеристика

Источники найма персонала

Формирование норм и требований к персоналу

Процедуры отбора кандидатов

Оценка сотрудника в ходе найма

Как привлечь на работу лучших в своей профессии


Как Уинстон Черчилль стал долгожителем

Уинстон Черчилль прожил чрезвычайно насыщенную и долгую жизнь (30 ноября 1874 г. — 24 января 1965 г.). 90 лет — возраст долгожителя, но ведь широко известны традиционные портреты Черчилля: неизменная сигара, двойной подбородок, обрюзгшая фигура. К тому же — пристрастие к армянскому коньяку, привычка работать по ночам и стремление двигаться как можно меньше. Короче говоря, это типичный портрет человека, который ведет образ жизни, не совместимый с нашими представлениями о долголетии и надежном здоровье. И все-таки было же нечто, способствовавшее жизни длиной в 90 лет. Что?

Интересно разобраться. Но очень трудно, так как Черчилль, один из самых почитаемых людей Великобритании, столь уникален, что вычленять какие-то черты его цельной и сложной натуры, которые можно было бы проанализировать с позиций ювенологии или геронтологии, почти невозможно.

Что же касается подробностей жизни этого человека, которые мы упоминаем здесь, то они взяты из автобиографии самого Черчилля, а также из работ наших историков, и прежде всего В. Труханоеского.

Мне кажется, что исследование биографий долгожителей с точки зрения геронтолога позволит найти много новых факторов долгожительства, проверенных временем и личным опытом.

Итак, отец Уинстона Черчилля был третьим сыном седьмого герцога Мальборо. Кроме собственно королевской семьи в Англии было не более двадцати семей королевской крови и среди них Мальборо считались десятыми по старшинству.

Новорожденный, хотя и появился на свет семимесячным, был весьма энергичен. Уинстон рос, по существу не зная своих родителей (они посвятили себя светской жизни), и все больше и больше привязывался к няне — мисс Эверест, которую горячо любил. Впоследствии, уже будучи крупным государственным деятелем, Черчилль держал портрет няни у себя в кабинете.

Черчилль рос крепким, но не очень-то красивым ребенком, У мальчика были серьезные дефекты речи: он заикался и шепелявил. Вместе с тем он был страшным болтуном и говорил не переставая, с тех пор как научился произносить слова. Уинни {так его называли даже в преклонном возрасте) отличался чрезмерной самоуверенностью и упрямством. Эти качества усиливались по мере того, как мальчик подрастал.

С малых лет Черчилль обнаружил полнейшее нежелание учиться так, как учатся все дети. Он обладал великолепной памятью, но усваивал очень легко и быстро лишь то, что его интересовало.

Все, что Уинстону не нравилось, он категорически не желал учить. Впоследствии он сам признавал, что был до крайности плохим учеником. Невзлюбив цифры с самых первых дней учебы, он так никогда и не примирился с математикой. Он терпеть не мог классические языки и за многие годы учебы усвоил из греческого и латинского лишь алфавит, да и то не очень твердо.

В семь лет его отдали в закрытую, фешенебельную подготовительную школу в Аскоте. Уинстон, уже проявивший свое необычайное упрямство, обнаружил полнейшее нежелание считаться с жесткими правилами дисциплины, которые с большим усердием насаждались воспитателями. В те времена самых строптивых пороли раз в неделю и, естественно, Уинстон не замедлил получить свою порцию розог. Для него это было большим потрясением. На многие годы он сохранил ненависть к школе и воспитателю, который его выпорол.

Здоровье в школе у него не было крепким и его, по совету врачей, несколько раз переводили из одного учебного учреждения в другое. В школах он был одним из самых плохих учеников, его считали тупым и неспособным, но биографы сходятся на том, что объясняется это лишь его безграничным упрямством.

Неудачи Уинстона в школе глубоко огорчали родителей, потому что при такой учебе было трудно мечтать о серьезной карьере.

Сам Уинстон решил быть военным и стал готовиться к экзаменам в известное английское военное училище Сэндхерст, куда он поступил лишь с третьего раза, в августе 1893 года. Перед этим он упал с дерева, получил тяжелое сотрясение мозга, три дня не приходил в сознание и лишь через три месяца начал подниматься с постели. Для восстановления здоровья потребовался год.

Итак, знаний Уинстона хватило лишь для того, чтобы поступить в кавалерийскую школу, где он почувствовал себя наконец-то хорошо. Здесь его ум особенно не утруждали ненавистными предметами. Правда, он читал много книг по военному делу. Большое удовольствие доставляли ему занятия на плацу для верховой езды, Любовь к лошадям он сохранил на всю жизнь.

Однако с первых дней пребывания в училище стало ясно, что рутинная служба в армии с медленным и последовательным прохождением всех ступеней военной карьеры не для него. Его натура не принимала медленного продвижения вперед. Черчилль был чрезвычайно честолюбивым человеком, ему не терпелось как можно скорее добиться влияния и власти. Бесцеремонно расталкивая соперников локтями, не скрывая того, что он считает их ниже себя, он наживал себе много врагов.

Уинстон мечтал о военных действиях, но на горизонте не было ничего подобного. В 1895 году наконец началась гражданская война на Кубе, и друзья родителей организовали ему с другом нечто вроде командировки — ему поручалось выяснить качество новых испанских пуль. Направляясь на Кубу, он устроился военным корреспондентом в «Дэйли график». Деньги всегда играли для него важную роль. Он начал сколачивать состояние еще до того, как всерьез стал заниматься политикой. На Кубе Черчилль пристрастился к гаванским сигарам и перенял у испанцев привычку отдыхать в постели среди дня, которой он придерживался всю жизнь. К тому же он обладал счастливым даром немедленно засыпать, как только его голова касалась подушки, и пользовался этой привычкой ежедневно. Поэтому, отдохнув днем, мог работать допоздна. В шутливой форме Черчилль пропагандировал идею дневного сна среди своих коллег, но, как свидетельствуют его мемуары, нашел мало последователей. Пожалуй, следует отметить, что ему пытался подражать президент США Джон Кеннеди, для которого Черчилль был просто исполинской фигурой, достойной всяческого восхищения. Кеннеди перенял и эту привычку Черчилля — около часа днем проводить в постели — и неукоснительно ей следовал.

Весной 1896 года его полк был направлен в Индию. Там с ним произошел несчастный случай — он вывихнул правое плечо. Впоследствии травма часто напоминала о себе, и Черчилль мог пользоваться правой рукой весьма ограниченно. Свободные от службы и спорта часы он посвящал главным образом чтению. Он вдруг понял, что из-за вздорности характера получил очень плохое образование, а для осуществления честолюбивых замыслов необходим хотя бы какой-то минимум знаний.

Мать с удовольствием шлет ему из Англии посылку за посылкой с трудами Платона и Шопенгауэра, Мальтуса и Дарвина. Позже он вспоминал, что по 4-5 часов в день читал книги по истории и философии. Трудолюбие, огромная работоспособность, умение концентрировать внимание и волю на решении избранной задачи — все это позволило ему сравняться в интеллектуальном отношении с людьми, имевшими университетское образование.

Особенно интересовала Черчилля история, а из историков он подпал под влияние Гиббона, помпезный, высокопарный и величественный слог которого оказал сильнейшее влияние на формирование стиля его письма. Отметим, что литературный стиль Черчилля считается эталонным в современной Англии.

Даже самые благожелательные биографы Черчилля сходятся на том, что честолюбие было главным стимулом его деятельности.

Ради него он отказывался от многих удовольствий.

Всю жизнь Черчилль придерживался убеждения, что историю делают выдающиеся личности, герои. Из этой посылки он исходил и в политике, и при работе над своими многочисленными книгами. Он считал, что судьба предназначила ему выдающуюся роль. Практически с 1900 года, когда его избрали в парламент от консервативной партии, он не сходил с политической арены Англии.

Черчилль был великолепным оратором, особенно в зрелом возрасте. Он всегда говорил лучше, чем писал. Его речи были сильны не столько глубиной мысли и логикой, сколько эмоциональным воздействием на слушателей. Правда, это стоило ему больших усилий. Прежде всего необходимо было преодолеть дефекты речи, от одного из них он не смог избавиться до конца своей жизни — он не выговаривал букву «с».

В английском парламенте чтение речей по бумажке считалось дурным тоном, поэтому Черчиллю приходилось заучивать несколько вариантов речей наизусть. Он всегда писал свои речи сам. Более того, он делал это с большим удовольствием, обнаруживая величайшее усердие и трудолюбие.

Не проявляя большого интереса ни к женщинам, ни к светским развлечениям, он весь отдавался работе—постоянно что-то читал или писал. Современники вспоминают, что он работал даже в гостях, используя каждую свободную минуту.

 15 августа 1908 года появилось сообщение о его помолвке с 23-летней Клементиной Хозье из известной аристократической семьи. Она была красива, образованна, знала несколько языков, обладала тонким умом и чувством юмора, питала живой интерес к политике. Не может быть никаких сомнений в том, что с обеих сторон это был брак по любви. Биографы Черчилля отмечают, что ему часто везло в жизни, но больше всего повезло с женитьбой. Черчилль как-то признался: «Я женился в сентябре 1908 года и жил с тех пор счастливо». Этим он в значительной степени обязан уму и такту Клементины. Характер у Черчилля был чрезвычайно трудным, и ей приходилось нелегко, хотя она никогда этого не показывала. Клементина не пыталась обуздывать своего мужа, исправлять его недостатки или улучшать его характер, как это сделала бы на ее месте менее умная женщина. Она не ворчала, не придиралась к Уинстону. Она принимала его таким, каким он был, и сумела сделать себя необходимой для него и в час неудачи, и в пору большого успеха. Они не проводили много времени вместе: для этого он был слишком занят. Клементина никогда не навязывала ему своего мнения, но очень часто в комнатах звучало его зычное: «Клемми!». Это означало, что он хотел о чем-то спросить жену, посоветоваться с ней.

Ведение дома лежало целиком на ее плечах, и она делала это так, чтобы Черчилль был доволен и ничто его не раздражало. Однажды Клементина Черчилль дала группе девушек совет, как им следует обращаться с мужьями. «Никогда, — говорила она, — не принуждайте мужа соглашаться с вами. Вы добьетесь большего, если будете спокойно придерживаться своих убеждений. И даже это необходимо делать тактично». Таково абсолютное правило счастливой и долгой семейной жизни.

Клементина была верным помощником своего мужа. Она всегда деятельно участвовала в проведении избирательных кампаний и в случае необходимости успешно выступала перед избирателями. Ей досталась нелегкая роль в жизни, но, несомненно, она играла ее с достоинством и обаянием, Она умерла в возрасте 92 лет. Супруги счастливо прожили вместе 56 лет. У четы Черчиллей было четверо детей — три девочки и сын, и уик-энд они обычно проводили всей семьей за городом, в Чартвеле. Уинстон всегда любил играть с детьми — в нем самом было много мальчишеского.

Кроме того, Черчилль проявлял интерес к хозяйству — сам сложил длинную стену и коттедж, сделал бассейн с обогревом, развел рыбу в пруду, свиней. Любил ездить верхом. Занимался живописью.

Позже, когда Черчилля избрали премьер-министром (1940 г.) и большой вклад в победу над Германией сделал его национальным героем, распорядок его жизни несколько изменился.

Обычно в пятницу во второй половине дня он уезжал из Лондона в официальную загородную резиденцию премьер-министра—в Чекере, где прежде всего принимал ванну. Биографы рассказывают, что он очень любил купаться. Искупавшись, Черчилль надевал нечто вроде комбинезона с многочисленными застежками-молниями, специально им придуманный. Он выходил в этом костюме к обеду, совершенно не считаясь с тем, как одеты гости. После обеда он удалялся на несколько минут в свою комнату и вскоре представал перед гостями в ярком восточном халате, в котором обычно смотрел фильм. Черчилль очень любил кино. После окончания сеанса он уходил к себе наверх, вызывал секретарей и занимался делами зачастую до трех или четырех часов утра. Характерно, что, несмотря на огромную загруженность, Черчилль в это время чувствовал себя как никогда бодрым и здоровым, имел прекрасный аппетит, выглядел в 67 лет более молодым и подвижным, чем до войны. Он всегда строго придерживался своего режима дня. Даже во время войны существовал категорический приказ Черчилля не будить его ранее 8 часов. Исключение допускалось лишь в случае высадки немцев в Англии. Обычно он просыпался около 8 часов и, лежа в постели, прочитывал газеты, телеграммы и другие срочные материалы.

На протяжении всей своей политической жизни Уинстон Черчилль всегда торопился. Когда его спрашивали, почему он так спешит, почему ему не терпится добиться результата во всем немедленно, он отвечал, что не надеется прожить на свете дольше своего отца, но сделать ему надо больше. Вышло, однако, так, что Уинстон прожил ровно в два раза дольше, чем его отец. Как-то Черчилля спросили, каким образом ему удалось при такой интенсивной, насыщенной делами и событиями жизни достичь столь преклонного возраста. Он ответил: «Я никогда не стоял, когда можно было сидеть, и никогда не сидел, когда можно было лежать». Отбросив шуточную афористичность этого высказывания, можно отметить, что речь идет о расслаблении, польза которого единодушно провозглашается всеми восточными долгожителями. Может быть, следует к этому высказыванию отнестись серьезнее?

Черчилль писал, что страх и ненависть относятся к числу худших качеств человеческой натуры. Сам он был, бесспорно, очень храбрым человеком — как во фронтовых условиях, так и в многочисленных политических баталиях. «Война, — говорил Черчилль, — это игра, которую надо вести с улыбкой на лице».

После политики любимейшим занятием для него был литературный труд. В 1923-1931 годах он написал шеститомное капитальное исследование «Мировой кризис». В 1933 году приступил к написанию другого шеститомного труда — «Жизнь Мальборо», посвященного его предку, первому Джону Черчиллю, положившему начало роду герцогов Мальборо. Очень немногие авторы в двадцатом столетии заработали больше денег своими книгами, чем Черчилль. Результатом его литературной деятельности явилась Нобелевская премия (1953) —прежде всего за «Историю второй мировой войны» в шести томах.

Черчилль работал быстро и продуктивно. Он умел концентрировать свои уникальные способности и обширную память на чем-то одном, чем занимался в данную минуту, забывая о всем остальном.

Последний раз его избрали премьер-министром в 1951 году и он оставался на этом посту до 1955 года (ему исполнился 81 год). В июне 1953 года, на 79-м году жизни, после инсульта у него была парализована левая сторона тела. Но, обладая огромным запасом жизненных сил, Черчилль сумел оправиться от удара, жизненные функции левой стороны тела восстановились, и в октябре он уже выступал перед публикой.

Итак, что из этой удивительной биографии мы можем отнести к несомненным факторам долголетия? Обратим внимание на то, что изначально у Уинстона Черчилля как будто не было предпосылок для столь долгой жизни: отец умер в 46 лет, среди родственников долгожителей не было. К тому же он родился семимесячным, не отличался идеальным здоровьем, его не обошли, как и почти любого человека, травмы. Стало быть, причины долголетия надо искать в его личных свойствах, в подходе к жизни.

В геронтологии есть направление, в котором долголетие объясняется психическими качествами человека. Что касается Черчилля, то можно говорить о максимальной реализации заложенных от рождения потенциальных возможностей. Мощная энергия, полученная им от природы, горела в нем ровным сильным пламенем.

По существу, всю жизнь его натура требовала выхода этой бурной энергии, и он давал ей выход — всегда занимался только тем, что хотел и к чему имел призвание — историей и политикой. Никакие жизненные соблазны (алкоголь, женщины, развлечения) его не интересовали. Он считал это пустой тратой времени.

Он никогда не копался в себе. Когда его спрашивали, как ему удается избегать рефлексии, он отвечал: «Мне некогда заниматься собой — я работаю».

 Честолюбие не позволяло ему переживать из-за мелких недостатков. Он всю жизнь, например, преодолевал речевые дефекты, но нисколько не страдал по этому поводу. А ведь, как правило, из любых своих недостатков, даже вымышленных, человек создает для себя нишу, где он как бы отгораживается от такого непонятного, а потому и страшного внешнего мира.

Одно из бесспорных условий долголетия — счастливый брак. Черчиллю удивительно повезло с женой, которая предпочла именно этот очень эгоистичный и необузданный характер и все делала с любовью — как хотелось бы этого ему. Ей жизнь с ним казалась чрезвычайно интересной.

Уинстон Черчилль женился почти в 34 года. Геронтологами признано, что позднюю женитьбу мужчин можно отнести к факторам долголетия. Абхазские долгожители, например, вступали в брак в среднем в 35 лет. «Чем дольше ты воздерживаешься от половой жизни, тем дольше ты мужчина» — считают они. Подтверждение их правоты можно наблюдать в Америке, где пик сексуальной революции прошел 20-25 лет тому назад и где сейчас миллионы мужчин в возрасте 40-50 лет страдают от импотенции.

Следует отметить умение Черчилля отдыхать. В кругу любимой семьи он занимался любимыми делами — живописью, кирпичной кладкой, ухаживал за свиньями. Но самая удивительная его особенность — интенсивный умственный труд при максимальной расслабленности. Как уже упоминалось, многовековые традиции восточных оздоровительных систем направлены именно на обучение расслаблению, ибо считается, что только в этом состоянии правильно циркулирует находящаяся в нас жизненная энергия. Возможно, Черчилль нашел свой, адаптированный к современным европейским условиям способ постоянного расслабления. Не менее важна его способность мгновенно засыпать и то значение, которое он придавал сну. По поводу послеобеденного сна обычно ведется много споров. Но любому физиологу известно еще с опытов И.П.Павлова, что переваривание пищи — наиболее сложный для организма процесс, требующий особых физиологических условий. Известно, что любое внешнее напряжение — физические упражнения или умственная работа — нарушает его. Поэтому природой предусмотрен такой простой способ защиты—отдых после еды. «Обед сном золотят», — гласит пословица. Кстати, все абхазские долгожители спят после обеда.

Теперь нам более понятно, почему такой неординарный человек, как Уинстон Черчилль, ничуть не стремившийся к тому, что сейчас принято называть «здоровым образом жизни», стал долгожителем. Благоприятные обстоятельства, характер, везение, интуиция сделали для него возможным то, что удается людям довольно редко, — наиболее полно осуществить отпущенное природой, предначертанное судьбой.

Материал о Черчилле эксклюзивен для сайта Город Сыктывкар

Копирование только с активной гиперссылкой на эту страницу.

 

Макробиотика - искусство продления жизни

Меню долгожителя или как надо питаться, чтобы жить долго?

Долголетие

Образ жизни долгожителей

 




Авторское право © , 2005-2014; - Все права защищены